Воры

Типы работников

Из общего числа магазинных краж на долю продавцов приходится 35%. Но размер финансовых потерь от действий собственных работников почти в два раза выше, чем от воровства клиентов.
(Статистические данные за 2011 г.).

 

Во все времена Работники воровали, воруют и будут воровать у своих Хозяев. В борьбе с этим злом за последние три тысячи лет перепробовали, пожалуй, все: религиозные и моральные запреты, публичные казни, отсечение рук, плети, палки, тюрьмы, увольнения без выходного пособия, «волчьи билеты», тотальный контроль, круговую поруку, видеонаблюдение и прослушивание.
Результат? – Отсутствие результата.

Некоторые должности буквально провоцируют на воровство. Если работник имеет право выбирать поставщиков или распоряжаться неучтенной наличностью без ведома Хозяина, то остаться честным человеком может только святой.

Кроме «классических краж» работники нередко используют для личного заработка ресурсы организации, например, оргтехнику и оборудование. И не стоит забывать, что так называемая «шабашка» или работа на стороннего заказчика делается, как правило, во время рабочего дня. Когда работник из восьми часов оплаченного Хозяином времени два часа тратит на левый заработок, значит, эти два часа украдены.

Основные причины и объяснения:

 

«Бедность – мать преступлений».
(Ж. Лабрюйер)

Обеспеченному человеку легко быть высоконравственной личностью. Бедный человек (а ваши работники в сравнении с вами люди бедные), отвечают на вопрос «что такое хорошо и что такое плохо?» совсем иначе, чем вы. Мусорщик Дулиттл в «Пигмалионе» Бернарда Шоу говорил: «Мораль мне не по карману!».

Если человеку не хватает денег, он будет брать недостающее везде, где только возможно. Нужда делает вором даже самого порядочного человека. Постояльцев гостиниц не зря просят не оставлять деньги в гостиничном номере – чтобы не вводить в искушение горничную. Вчера она бы равнодушно посмотрела на купюры, лежащие на столе. А сегодня ей надо отдать долг – и рука сама тянется к чужим деньгам.

Маленькая крошка, упавшая или украденная со стола Хозяина, большинству работников кажется огромным куском хлеба. Они рассуждают (или обходятся без рассуждений) примерно так:
«Я пришел работать в вашу компанию по одной-единственной причине: мне нужно зарабатывать на жизнь. Если я могу получить необходимые деньги, отщипывая кусочки от Большого Хозяйского Пирога, то именно это и надо сделать. А если пирог по-настоящему большой, еще лучше: никто ничего не заметит!».

Примечание.
Не имеет значения, сколько денег не хватает работнику – ста долларов или ста тысяч. Одному позарез требуются деньги, чтобы расплатиться по кредиту за холодильник, а другому надо срочно рассчитаться с застройщиком его трехэтажного загородного дома.

 

Сбережения на черный день

Работники всецело зависят от Хозяина, особенно в небольшой компании. Поэтому их беспокоят вопросы: правильно ли он придумал свой бизнес, как долго просуществует фирма, не умрет ли она, как умирает большая часть компаний?
Хозяин может видеть впереди блистающее будущее, для его же людей есть только сегодня. И поэтому их личная задача – максимально обеспечить себя на случай неприятного поворота событий.

 

Самокомпенсация и самооправдание

«Я зарабатываю для Хозяина намного больше денег, чем он мне платит. Не желает платить справедливо? – Тогда я сам восстановлю справедливость!».

Крупные корпорации выплачивают топ-менеджерам огромные бонусы – сотни тысяч и даже миллионы долларов в год. И это вполне оправданно. Почему бы не выплатить миллион человеку, благодаря которому компания заработала 200 миллионов?
А вот если Хозяин платит зарплату $800-1000 долларов директору отеля с ежегодной прибылью миллион долларов, то последний будет присваивать как минимум $5000 в месяц. И посчитает это не кражей, а разумной компенсацией, доплатой недоплаченных денег.

.

«Не воровство»

Конечно, воровство не всегда выглядит кражей в привычном понимании этого слова. Чаще всего работники получают деньги за размещение корпоративной рекламы через избранную рекламную фирму, покупку оборудования у конкретного поставщика, за выбор определенных изготовителей и субподрядчиков и т.п.

Обычная форма – «комиссионные» в размере 5-10%, которые платят менеджерам, отвечающим за подписание контрактов от имени организации.
В отличие от сотрудников государственных организаций менеджеры частных компаний не переходят грань разумного и не заключают договоры, наносящие явный ущерб Хозяину. Когда свои услуги и товары предлагают десятки, а то и сотни поставщиков, причем их цены и условия не слишком отличаются, то сотруднику платят комиссию не за то, что он подписал невыгодный контракт (он не станет этого делать хотя бы из инстинкта самосохранения) , а за то, что из множества поставщиков он выбрал одного-единственного.

Можно, разумеется, вмешиваться в процесс покупок, участвовать в переговорах, самому анализировать цены на рынке, но это приведет к тому, что хозяин превратит в себя наемного работника.

 

Есть возможность взять – почему бы тогда не взять?

«Осталась у меня одна рука, вороватая, да верная».
Петр Первый о Меншикове.

 

Причин, объяснений и оправданий может быть сколько угодно, но главная причина – финансовая. Работнику нужны деньги – и он берет их там, где может взять, то есть на своем рабочем месте.

Существует мнение, что если платить своим людям высокую зарплату, то они перестанут крутить головой в поисках дополнительного заработка. Предположим, вчера он получал тысячу долларов в виде зарплаты и еще две тысячи тем или иным способом приходилось «добывать». А если ему начнут платить зарплату в 3000 долларов, то зачем тогда рисковать своим местом?

Но эта логика работает только в первые два-три месяца после очередного повышения жалованья. С ростом доходов растут и запросы. И очень скоро работник обнаруживает, что ему снова не хватает денег.

Упомянутый князь Меншиков постоянно получал от царя награды в виде земель, имений, денежных подарков.
И что же? Александр Данилович продолжал присваивать казенные средства. Не помогали не пряники – щедроты Петра своему фавориту, ни кнуты – штрафы, судебные приговоры, угроза смертной казни за растраты и воровство.
Все помнят хрестоматийную историю, как Петр самолично наказывал вороватого любимца своей палкой. Как только стихала боль от побоев, светлейший князь принимался за старое.

Поскольку никому не удавалось изменить человеческую природу, нет смысла ставить перед собой задачу полностью искоренить воровство. Целесообразнее рассматривать его как неизбежные издержки бизнеса. Кстати, владельцы розничных сетей так и поступают: они закладывают потери от воровства в цену товаров.

В XVII-XVIII веках во Франции (а еще раньше – в Римской империи) существовала система откупов. Откупщик получал от государства право на сбор налогов, например, в провинциях Перигор или Артуа. Он был обязан сдать в казну четко оговоренную сумму, а все, что он собирал сверх этой суммы, считалось его личным доходом.
В результате государство гарантированно получало необходимые налоги, чего прежде не удавалось сделать из-за неэффективной работы чиновников.

В России в петровские и допетровские времена назначение воеводы красноречиво именовалось: «поставить на кормление».
При социализме была притчей во языцех низкая зарплата работников общепита. Популярное объяснение – недостающее работники украдут сами. Популярная шутка: «Так вам там еще и зарплату платят?».

В приложении к современной ситуации это выглядит так:
Хозяин ставит перед своими работниками задачу выйти на годовую прибыль, скажем, 2 миллиона долларов. Если эта задача успешно выполнена, стоит ли ему задумываться о том, что фактическая прибыль могла быть в полтора раза больше – при условии, что были бы обнаружены все случаи воровства?

Могла, но стала бы? Ведь работники, которых лишили привычных способов дополнительного заработка, потеряли бы стимулы к работе и Хозяин получил бы прибыль в полтора раза меньше.

Некоторые хозяева сознательно рассматривают воровство как разновидность бонуса или как даруемую привилегию на получение дополнительного дохода.
Они просто-напросто закрывают глаза на около- и внеслужебную деятельность подчиненных. Если работа делается, установленные планы выполняются, то можно и позволить своим людям немного заработать.
К тому же такой подход, во-первых, избавляет от необходимости повышать зарплату, а, во-вторых, снижает текучку кадров – кто добровольно оставит место своего «кормления»?

Возможный, пусть и спорный вывод:

Принимать меры, проводить расследования, наказывать и выгонять следует лишь тогда, когда сотрудники наносят вам заметный ущерб. А об этом ущербе вы рано или поздно узнаете – хотя бы от своих собственных работников (см. «О доносчиках»).

Сергей Занин



Добавить комментарий

Читать далее