Жизнь после сорока: начинается или заканчивается?

(Продолжение. Начало здесь)

 

Жизнь начинается после сорока?

«Анализируя деятельность более чем двадцати пяти тысяч людей, я обнаружил, что редко кто добивался выдающихся успехов в возрасте до сорока лет. Чаще всего им уже было под пятьдесят, когда они набирали необходимую скорость.
Обычно люди создают все лучшее в их жизни в возрасте примерно от сорока до шестидесяти лет, когда достигают периода расцвета своих способностей (речь не идет о чрезвычайно одаренных людях, гениях и пророках). Пусть воспрянут духом те, кому еще нет сорока и кто еще не добился больших успехов. И пусть воодушевятся те, кто боится приближения «старости» за рубежом сорока лет. Наиболее плодотворны, как правило, годы от сорока до пятидесяти. Пусть вас не пугает приближение этого возраста, ждите его не со страхом и трепетом, а в деятельной надежде.
Если вам еще нужны доказательства того, что лучшее время для человека начинается после сорока, прочитайте биографии наиболее преуспевающих людей Америки. Генри Форд самого большего добился в возрасте далеко за сорок. Эндрю Карнеги был еще старше, когда стал пожинать плоды своих усилий».
Наполеон Хилл

 

Я могу добавить еще несколько примеров в том же роде. Баснописец Крылов стал знаменитым, когда ему было за сорок. Уатт запатентовал свою паровую машину в сорок пять лет. Толкин стал знаменитым в 62 года – когда вышла его книга «Властелин колец».

К сожалению, все это утешительные натяжки, подобранные для подкрепления оптимистичного тезиса «Все лучшее – впереди!».
Почти все люди, достигшие Большого Успеха в зрелом возрасте, были вполне успешными и до этого. Большой Успех после сорока – это почти всегда лишь успешное продолжение успешной жизни. Именно предыдущая профессиональная карьера, накопленный жизненный опыт, связи, репутация подготовили и сделали возможным дальнейшее восхождение.

Если вас в сорок пять лет назначили вице-президентом крупной корпорации, то, как правило, это означает, что до этого вы были начальником управления, а еще прежде – начальником отдела. Но никто не стал бы искать кандидатуру на эту должность среди людей, зарегистрированных на бирже труда, и никому бы не пришло в голову повысить до уровня топ-менеджера рядового сотрудника.

Да, Генри Форду действительно было далеко за сорок, когда он прославился своим «Фордом-Т» и конвейерной сборкой. Но он собрал свой первый автомобиль в тридцать лет, а в тридцать шесть вместе с несколькими компаньонами основал «Детройтскую автомобильную компанию», позднее переименованную в «Компанию Генри Форда». Поэтому в карьере Форда нет ничего чудесного – лишь естественные этапы развития бизнеса.

Эндрю Карнеги уже в 28 лет основал сталелитейную компанию «Дж. Эдгар Томсон Стил Воркс», которая вскоре станет всемирно знаменитой корпорацией «Карнеги Стил». К 30 годам его годовой доход превысил 50 тысяч долларов, что по тем временам было огромными деньгами.

Уатт долго шел к своему Большому Успеху – изобретению паровой машины и ее признанию промышленниками – но не дольше, чем это требует любое крупное изобретение. И годы, ушедшие на эксперименты и доводку первых образцов, никак нельзя назвать неудачными. Благодаря возросшему инженерному мастерству и налаженным связям с богатыми промышленниками ему удалось не только запатентовать свою машину, но и организовать ее серийное производство.

Иван Крылов был с молодости широко известен в литературных кругах как соавтор и издатель журнала «Почта духов». Да, из-за монаршей немилости его карьера надолго прервалась, но писать-то он не разучился.

Джон Толкин к моменту выхода своей трилогии вот уже тридцать лет был уважаемым оксфордским профессором, автором популярной книги «Хоббит» и не менее популярных трудов по англосаксонской литературе.

К сожалению, намного меньше примеров, чтобы человек, до 40-45 лет проживший в неизвестности, рядовой участник массовки, аутсайдер, вдруг всем на удивление становился героем и лидером.
Но почему? Что этому мешает, кроме пассивности и болезней?

 

Жизнь заканчивается после сорока?

Чтобы как-то ориентироваться во времени, мы придумали особые вехи – часы, месяцы, годы, столетия. Этого нам показалось мало. Поэтому мы расчертили на временные отрезки и всю свою жизнь:

С 7 до 25 лет – учеба, выбор пути, первые успехи и первые неудачи (воспринимаемые как временные и нестрашные).

С 20 до 30 лет — первая и вторая ступени карьеры.

С 30 до 40 лет – закрепление успеха или продолжение активных попыток его добиться.

С 40 до 50 лет – мы окончательно состоимся как профессионалы, наши личные показатели продолжают расти на иерархической, предпринимательской или творческой шкалах успеха, мы с удовольствием пользуемся его материальными и социальными плодами.

После 50-60 лет – приходит время занять Очень Руководящий Пост, стать Мэтром, войти в Первую Тысячу. Кроме того, уже можно почивать на лаврах, писать мемуары, путешествовать, читать книги, не прочитанные в молодости.

Мы знаем, что стать кандидатом наук в тридцать лет – хорошо, а в сорок пять – неприлично. Издать первую книгу в двадцать пять – успех, а в пятьдесят – поздновато. Купить красивый загородный дом в тридцать – свидетельство преуспевания, а в шестьдесят – а зачем нужен такой большой дом, в этом-то возрасте?

Эта придуманная нами схема заставляет нас соревноваться (что, в общем, не так плохо), спешить (а вот это уже нервирует), с сожалением вычеркивать годы, когда не удалось забраться на очередную ступеньку, словно жизнь – это лестница, по которой человек должен карабкаться к некоему сияющему свету, то обгоняя других, то отставая и проклиная себя за то, что он бежит медленнее соседей.
И если мы к определенному возрасту не получаем то, что «положено» получить в данном отрезке времени, то следует признать жизнь неудавшейся. После честного признания этого факта нам остается только поставить на себе крест и как-то просуществовать, продержаться до своей биологической смерти.

Почему эта схема, а не другая? Почему мы считаем порогом сорок лет, а, скажем, не сорок пять или пятьдесят?
Может быть, срабатывают тысячелетние традиции, сильнейшие литературно-историко-психологические установки? С самого детства в наше сознание и подсознание вбивается убеждение: если человек не стал успешным до сорока лет, то уже никогда не станет.
Словно кто-то повесил перед нами табличку: «Сорокалетним проход воспрещен!». «Пошел пятый десяток» – это звучит как приговор, как медицинский диагноз. И правильное поведение нам известно: больше не беспокоить себя пустыми мечтами, не делать резких движений, радоваться главному – мы пока живы и «сегодня почти ничего не болело».

Но ведь все это было верно, когда средняя продолжительность жизни равнялась 50-60 годам, когда человек после сорока превращался в развалину, измученную многочисленными и действительно серьезными болезнями! А тяжесть замшелых установок по-прежнему лежит шлагбаумом, загораживая дорогу нынешним сорокалетним, у которых впереди еще как минимум 20-25 лет активной жизни! И вместо того, чтобы просто перешагнуть через шлагбаум, они бродят перед ним все оставшиеся годы!

 

Последний шанс

У многих из нас возникает острое ощущение убегающего времени. Жизнь и поле деятельности сжимается как шагреневая кожа. Возрастающая нервозность приводит к попыткам одним махом «взять реванш», «переломить судьбу», заработать «по-быстрому».

Отсюда неподготовленные авантюры (нет времени на подготовку – ведь жизнь уходит!), недодуманные проекты, на которые мы тратим драгоценные два-три года жизни, чтобы убедиться, что опять совершили ошибку. Ошибка эта тем серьезнее, что убивает остатки надежды на исполнение желаний.

Не стоит драматизировать ситуацию. Нет никаких «последних шансов». Если вам всего сорок или пятьдесят, вы еще не скоро впадете в маразм или превратитесь в паралитика.
Другой вопрос, что уже нет времени на разработку бесплодной земли, надеяться на «а вдруг?!», верить в чудо и пытаться добиться успеха там, где вы уже несколько раз терпели поражение.
У вас меньше времени, чем у тридцатилетнего неудачника, поэтому вы не можете позволить себе спешку.
Не торопитесь. Думайте. Не предпринимайте ничего, пока не убедитесь, что это действительно стоит делать, даже если на обдумывание уйдет несколько лет.

Кстати.

Около половины тех, кто обращается ко мне за консультациями по открытию своего бизнеса, это люди в возрасте 50-60 лет. Только что я получил письмо от женщины, которой уже семьдесят (или еще семьдесят?). Она собирается открыть свой коммерческий сайт. Это впечатляет.

Сергей Занин

Еще на эту тему:

 

Критический возраст, или Когда человек становится неудачником?

Успех не приходит по расписанию

 

 

 

 

 



Добавить комментарий

Читать далее