История о конце света

Ценой колоссальных затрат выбросы парниковых газов удалось снизить практически до нуля. Новые автомобили выделяли меньше вредных газов, чем зажженная спичка. В мире не осталось ни одной дымящей трубы. Все тепловые электростанции были закрыты. Их заменили бесконечные поля солнечных батарей и леса гигантских ветряков.

Ничего не помогало. На Земле становилось все жарче. Летние температуры в средних широтах достигли 35-40 градусов по Цельсию и продолжали ползти вверх. О снеге давно забыли, он таял, не долетая до земли.

По-видимому, предшествующая деятельность человека необратимо разрушила природный баланс. Последствия были быстрыми и апокалиптическими. Каждый день в новостях показывали пересохшие реки, пыльные бури, погибшие посевы, извержения вулканов, потоки лавы, тающие ледники, уходящие под воду прибрежные города, лагеря беженцев, тысячи мертвых птиц и выбросившихся на берег китов.

Чрезвычайный комитет ООН по климату обсуждал сенсационные результаты последних научных исследований. Совершенно неожиданно выяснилось, что причина катастрофического потепления никак не связана с парниковыми газами. Замеры в сверхглубоких скважинах показали, что источник повышения температуры находится вовсе не в атмосфере, а в земной коре! Точнее, под земной корой – в магме или в практически неизученном ядре планеты. И нагревающаяся Земля, в свою очередь, нагревает атмосферу.

Это объясняло многочисленные извержения вулканов и резкое повышение температуры океанов. Однако у специалистов пока не было ни одной удовлетворительной гипотезы, объясняющей, почему планета внезапно начала превращаться в раскаленную печь.

Главный вывод был равнозначен смертному приговору. Если ничего не изменится, то уже через три года на Земле погибнет большая часть животных, исчезнет половина растительности, сотни миллионов человек будут обречены на голодную смерть. Еще через десять лет пятидесятиградусная жара убьет остальных.
Стало ясно, что на этот раз человечество столкнулось с неразрешимой проблемой. Не существовало технологий, способных воздействовать на процессы во внутренних областях планеты. А значит, очень скоро Земля станет непригодной для обитания. Жить можно будет только в бетонных укрытиях с мощным кондиционированием или в полярных широтах. Но эти меры – в любом случае доступные только для небольшой части населения – все равно не помогут. Жара постепенно доберется и до укрытий, и до полярных областей.

Никто не хотел начинать обсуждение. К тому же обсуждать было, в сущности, нечего. Разве что договориться, в какой форме сообщить прессе, что надежды больше нет. И обсудить способы избежать глобального хаоса (если это вообще возможно) в последние годы существования цивилизации.

Наконец председатель подал голос:
- Я предлагаю выслушать еще одного специалиста.
- Он тоже климатолог? – спросили из зала.

Председатель замялся:
- Вообще-то он доктор теологии.
- Если он собирается поведать нам о скором конце света, то это уже не новость, – буркнул заместитель.
- Он уверяет, что у него крайне важное сообщение. Полагаю, что мы ничего не потеряем, если послушаем его. Прошу вас, начинайте!

Доктор теологии обошелся без предисловий:
- Господа, я хочу объяснить вам, почему Земля нагревается.

Несколько ученых иронически хмыкнули.

- Начну с того, что известные каждому выражения: «адское пламя», «геена огненная», «пекло», «преисподняя» и тому подобные, следует понимать б у к в а л ь н о. Дело в том, что ад действительно существует и находится под нашими ногами. А именно: под земной корой, в том самом месте, которое мы называем магмой или земным ядром.
- Религиозный бред! – раздраженно воскликнул руководитель научной части комитета. – Или ваш рассудок повредился из-за жары. Сейчас люди сходят с ума чаще, чем раньше подхватывали насморк.

Ничуть не смутившись, теолог продолжал:
- Все очень просто. Люди живут на Земле тысячи лет. Не только живут, но и совершают грехи. За это время в ад отправились миллионы, сотни миллионов, если не миллиарды грешников. И совершенно очевидно, что адский огонь разгорался все сильнее, а сама преисподняя постоянно расширялась – ведь как-то надо было вместить бесчисленные легионы отступников!
И вот вам вполне предсказуемый результат: огненная сфера приблизилась к самой поверхности планеты.

- Да-а, достопочтенный доктор, вам не откажешь в воображении, – произнес один из геологов. – Но предположим – всего на одну минуту! – что вы правы. Почему же температура начала повышаться только сейчас, а, скажем, не тысячу лет назад?

Теолог пожал плечами:
- Но это же очевидно. В последние сто лет население планеты начало расти лавинообразно. Следовательно, с той же скоростью увеличивалось число людей, совершивших грехопадение.
Возьмем, к примеру, самый страшный грех – человекоубийство. Еще двести лет назад количество жертв самой жестокой и продолжительной войны исчислялось сотнями тысяч. Сегодня столько же погибает каждый год только от рук преступников. Что уж говорить о двух мировых войнах, в которых были убиты десятки миллионов!
А ведь тот, кто совершил грех убийства, после смерти отправляется в ад. Представьте, сколько новых печей – в б у к в а л ь н о м смысле этого слова – потребовалось для наказания этих полчищ убийц! А теперь добавьте к ним колоссальное число людей, повинных в менее тяжких грехах, но тоже осужденных на огненную казнь.
Простая арифметика. Больше людей – больше грешников. Больше грешников – сильнее адское пламя.

- Ваши построения любопытны, но, боюсь, бездоказательны, – возразил один из климатологов.
- У вас есть другое объяснение резкого повышения внутрипланетной температуры? – спросил теолог.
- Мы недостаточно изучили геологическую и климатическую историю Земли, чтобы делать однозначные выводы, но лично я полагаю, что мы наблюдаем некую фазу циклического процесса. Такое уже не раз бывало: холодные периоды сменялись умеренными, умеренные – жаркими. А потом маятник снова качнется в сторону похолодания…
- И чем ваши рассуждения доказательнее моих? – перебил его теолог. – Они тоже не выходят за рамки гипотезы. А даже если вы правы, то, судя по скорости процесса, мы уже не увидим, как маятник качнется назад. К этому времени поверхность Земли превратится в раскаленную сковородку.

Председатель криво улыбнулся.
- Ну, хорошо, доктор. И что же нам делать? Объявить всеобщее покаяние? Или предпринять что-то более радикальное, например, послать специальные отряды под землю с заданием потушить адские печи? Предлагайте, не стесняйтесь! Ради спасения цивилизации я готов участвовать даже в шаманском обряде.

Никто не засмеялся. Теолог осуждающе посмотрел на председателя:
- Я знаю, что большинство из вас называет себя верующими людьми. И я также знаю, что ваша вера ограничивается более или менее регулярным посещением храмовых служб. А на самом деле вы не верите ни в Бога, ни в Дьявола.
Но я не прошу вас верить. Я лишь прошу проверить мои выводы.
- И каким же образом?
- О, это будет очень простая проверка! – воскликнул теолог. – Надо всего-навсего прожить один день без греха. Один-единственный день. Всем людям во всех странах. Разве это так сложно?


Только отчаянием можно объяснить то, что комитет согласился с предложением теолога. Месяц ушел на разработку и согласование плана действий. Еще месяц – на переговоры со средствами массовой информации и подготовку общепланетной кампании.

И наконец наступил назначенный день.
На всей планете были остановлены военные действия. Никто не стрелял, не взрывал, не бомбил, никто не убивал и не калечил.
Закрылись публичные дома и казино, погасли веселые огни игровых автоматов. Остались дома карманники, грабители и наркоторговцы. Профессиональные аферисты и мошенники добровольно отказались от дневного заработка. Мужья не изменяли женам, а жены – мужьям. Чиновники не брали взяток, в судах не было произнесено ни одного лжесвидетельства. Не транслировалась реклама банков, страховых компаний, лекарств и средств для омоложения кожи.

Справедливости ради, надо сказать, что отказ от греха для многих стал облегчением: красть, убивать и, тем более, прелюбодействовать в такую жару было тяжело.
Никто не верил, что это поможет, но все думали: «А вдруг?!».

На следующий день десять миллиардов людей кричали, пели и прыгали от радости. Температура снизилась на полградуса!

Еще вчера никому неизвестный, а сегодня самый знаменитый человек на Земле говорил:
- Поймите, это был только опыт. Мы получили подтверждение, что температура изменяется прямо пропорционально количеству совершаемых грехов. Однако огненный ад предназначен не живым, а уже умершим людям, поэтому благотворные изменения будут происходить постепенно. Чем меньше мы станем грешить, тем меньше людей после смерти попадет в ад. Тогда его размеры сократятся, дьявольское пламя погаснет и мы снова увидим утреннюю росу!


Так, благодаря великому бедствию свершилось великое чудо. Тысячи лет церкви и проповедники, писатели и философы, цари и инквизиторы – убеждением или принуждением – пытались заставить людей жить без греха. И вдруг всего за несколько часов произошло волшебное изменение: человечество добровольно встало на путь спасения.

Люди глубоко осознали две вещи: АД ЕСТЬ и каждый грешник ГАРАНТИРОВАННО станет топливом для адских печей. Это было страшно. Даже страшнее, чем жить в вечной жаре.

Во мгновение ока добродетель и человеколюбие стали обычными нормами поведения, а б о г о б о я з н е н н о с т ь – такой же мерой предосторожности, как привычка смотреть по сторонам при переходе улицы.
Мир без преступности, мир без обмана, мир без греха – Земля наяву превращалась в Царство Небесное.
Уже через год средние температуры упали на два градуса. Через пять лет с наступлением зимы люди снова увидели почти забытый снег. Через десять лет температура вернулась к докризисным значениям и человечество – ныне безгрешное – вздохнуло свободно.

А спустя двадцать лет чрезвычайный комитет ООН по климату обсуждал тревожный доклад ученых.
- Среднегодовые температуры продолжают снижаться. Пора начинать эвакуацию населения из околополярных регионов. Если процесс будет идти такими же темпами, через тридцать лет наступит новый ледниковый период.

Собравшиеся долго молчали, обдумывая сказанное. Наконец председатель нарушил мрачную тишину:
- Я хочу, чтобы вы выслушали одного человека. Он заверил меня, что знает решение.
- Он теолог?
- Как раз наоборот. Это преступник и закоренелый негодяй. Он только что вышел из тюрьмы, где провел двадцать лет. И я затрудняюсь назвать грех, который бы он не совершил.

 Сергей Занин

 



Добавить комментарий

Читать далее