Наставления слугам

Джонатан Свифт (17 век)
Фрагменты

Я не стану утверждать, что замечательные «Вредные советы» Остера делались по рецепту доктора Свифта, но сходство приема лишний раз доказывает, что ничего нового придумать действительно невозможно. Все уже кем-то, где-то, когда-то написано, сказано, сделано.
Ничего страшного. Ведь и старое можно сказать по-новому.

 

Правила, касающиеся всех слуг вообще

…Провинившись, будь дерзок и нахален; веди себя так, будто обиженное лицо – ты, это сразу заставит хозяина или хозяйку сбавить жару.

 

Если кто-то из слуг станет при тебе обманывать хозяина, надобно это утаить, не то прослывешь доносчиком; однако для любимого слуги хозяина следует сделать исключение; его совершенно справедливо ненавидит вся челядь, и поэтому каждый должен предусмотрительно сваливать любое прегрешение на такого любимчика.

 

Всегда держи сторону лавочника против хозяина, и если тебя пошлют купить что-нибудь, не торгуйся вовсе, а щедро плати, сколько спросят. Это весьма послужит к чести твоего хозяина и может привести одни-два шиллинга в твой карман; да надо учесть и то, что если твой хозяин и переплатит, то ему легче справиться с убытком, чем бедному лавочнику.

 

Никогда не соглашайся и пальцем шевельнуть ради чего бы то ни было, кроме того дела, для которого тебя нанимали. Например, если конюх напился и ушел со двора и дворецкому велят закрыть дверь конюшни, — так ответ готов: «С разрешения вашей милости, я в лошадях ничего не смыслю; если понадобилось вбить один-единственный гвоздь, чтобы занавеска покрепче держалась, и лакея посылают вколотить его, он может сказать, что не знает этого дела и лучше бы его милости послать за обойщиком.

 

Чтобы постигнуть тайны других домов, рассказывай там тайны своего хозяина; благодаря этому ты станешь любимцем и у себя дома и у чужих людей и будешь почитаться лицом значительным.

 

Заметив, что входишь в милость к хозяину, не упусти случая мягко предупредить об уходе; и когда тебя спросят о причине и выкажут нежелание расставаться с с тобой, отвечай, что ты предпочел бы жить у них, чем у кого-либо другого, но что службой богат не станешь, что работы у тебя много, а жалованье получаешь малое. Тут, если хозяин хоть сколько-нибудь отличается щедростью, он даст тебе прибавку; но если ты промахнешься в расчете, а уходить тебе не захочется, то попроси кого-нибудь из приятелей-слуг сказать хозяину, что ему-де удалось уговорить тебя остаться.

 

Не ходи, пока тебя не позовут три-четыре раза; ведь одни собаки бегут, как только их свистнут.

 

Самым настойчивым образом увещеваю вас соблюдать единодушие и согласие: вы можете ссориться друг с другом сколько захотите, но не забывайте, что у вас есть общий враг – ваши господа – и одно общее дело, которое надо защищать.

 

Когда хозяин с хозяйкой разговаривают в спальне, и у тебя явится подозрение, что их разговор касается тебя или кого-нибудь из твоих собратьев, подслушивай у двери ради общего блага всех слуг; а затем вы все должны сплотиться и принять соответствующие меры против любого нововведения, которое может повредить вашей общине.

 

По возможности лги хозяину только в том случае, когда можешь надеяться, что в ближайшие полчаса им не удастся вывести чистую воду.

 

Если какого-нибудь слугу выгнали из дома, нужно припомнить все его грехи, хотя бы многие из них и не были известны господам и свалить на него проделки всех остальных слуг. А если тебя спросят, почему ты не уведомил хозяев раньше, надо ответить: «Сэр, я право, боялся рассердить вас; да кроме того, вы могли подумать, что я говорю по злобе».

 

Если случится твоему хозяину или хозяйке хоть раз в жизни несправедливо обвинить тебя, то это твое счастье: теперь, пока ты будешь у них служить, тебе только и будет заботы, что при каждом новом поступке напоминать им об этом несправедливом обвинении и уверять их в своей невинности и в настоящем случае тоже.

 

Если ты задумал уйти от своих господ, и робеешь об этом сказать, то лучше всего начни вдруг дерзить и грубить больше, чем позволяешь себе обычно, и в конце концов хозяин будет вынужден прогнать тебя, а когда уйдешь, то в отместку черни его и его жену своим собратьям, у которых нет места, чтобы никто не решился предложить им свои услуги.

 

Последнее дело для тебя – это состариться на лакейской службе, поэтому, когда ты увидишь, что годы идут, а у тебя нет никакой надежды ни на место при дворе, ни на чин в армии, не на продвижение в управители, ни на службу по сбору налогов, тогда я решительно советую: иди грабителем на большую дорогу – это единственная почетная должность, оставшаяся тебе; там ты встретишь много старых приятелей, проживешь жизнь короткую, но веселую, и расстанешься с ней молодец молодцом.

 

Практическое руководство для владельцев бизнеса

 



Добавить комментарий

Читать далее