Блог
Сергея Занина

Почему они так держатся за власть?

Почти все правители в не очень демократических или слегка демократических странах рано или поздно оказываются в идиотской ситуации. На площадь выходят люди и начинают требовать, чтобы правитель ушел. Так было в Киргизии, Египте, Беларуси, Тунисе, Ливии, Йемене и и т.д.

При этом правителю не обязательно быть каким-то страшным злодеем. Например, что конкретно можно было поставить в вину тому же Каддафи, кроме его странной манеры одеваться? В страну шел мощный поток нефте- и газодолларов, в шестимиллионной стране работали полтора (!) миллиона иностранных рабочих, а когда я увидел, по каким прекрасным дорогам ездят повстанцы (на новеньких джипах, между прочим), у меня на языке был только один вопрос: чего же вам еще надо?
Впрочем, со стороны судить трудно. Есть, наверное, вещи и поважнее дорогих джипов, хороших дорог, сытой и спокойной жизни.

И вот толпы недовольных (египтян, алжирцев, сирийцев, ливийцев и пр.) собираются на площадях и требуют, чтобы правитель ушел.
И что же делать правителю?
Взять и уйти? Уйти просто потому, что несколько тысяч человек потребовали его ухода? Вроде глупо.

Когда демонстранты видят, что правитель уходит не собирается, они переходят к более доходчивым формам протеста: блокируют дороги, поджигают автомобили (мне всегда очень жаль их несчастных и ни в чем неповинных владельцев), закидывают камнями полицейские кордоны, громят банки, пытаются ворваться в правительственные здания. В общем, совершают преступные и в буквальном смысле антиконституционные действия.

А конституционная обязанность любого главы государства – восстановить законный порядок. Поэтому он просто вынужден отдать приказ разогнать мятежные толпы. Иначе как он будет выглядеть перед лояльными гражданами, жизнь которых внезапно превратилась в ад?

В прессе немедленно появляются новости о жестоком обращении с восставшим народом. Но я ни разу не видел слов сочувствия в адрес избитых и убитых полицейских, которые просто выполняли свои профессиональные обязанности.
Журналисты все чаще используют фразы типа: «Президент цепляется за власть».
Да может быть, он бы и сам не против уехать куда подальше, но если президент сделает это, то чем же он будет отличаться от обычного дезертира? Ведь бросить свой пост в критический момент – это и есть дезертирство.

В руках у мятежников, точнее, «борцов за свободу» очень скоро появляется боевое оружие. Дальше все идет по стандартному сценарию: они стреляют в представителей власти (это, по мнению журналистов, хорошо), а представители власти стреляют в мятежников (это, разумеется, плохо).

Я могу представить, насколько было тошно на душе у всех этих свергнутых или свергаемых сейчас правителей. Чем упорнее они стараются восстановить в стране нормальную жизнь (чего от них ждут 90% граждан), тем больше они получают обвинений в жестокости и нежелании отказаться от власти.

Но предположим, что президенту весь этот бардак наконец осточертел и он решил «отдать» власть (хотя вряд ли законы какой-либо страны допускают, чтобы власть «отдавалась» иначе, чем путем выборов).
Но кому конкретно он ее должен отдать?
У мятежников чаще всего нет общепризнанного лидера, да и в любом случае этот лидер будет выражать интересы крайне малой части общества. То есть народ получит или анархию, или узурпатора – а как еще называть человека, который захватил власть насильственным путем?

В общем, арабским правителям не позавидуешь. Чтобы они не предприняли, они все равно заранее неправы.

Вместо иллюстрации:

Президент Йемена: В случае моей отставки страну ждет судьба Сомали

Сегодня президент Йемена Али Абдалла Салех предупредил о неизбежном хаосе в стране в случае его досрочной отставки. Йемен может превратиться во вторую Сомали, гражданская война в которой не утихает последние 20 лет, добавил он.
«Мы предлагаем оппозиции совместно обсудить вопрос мирной передачи власти. Мы не держимся за власть, но недопустим ее передачи кому-либо» — заявил президент в своем интервью.
А.Салех считает «ненормальным, когда меньшинство пытается навязать большинству свою волю». Он выразил готовность передать власть, но только мирным путем, не под давлением и только через институты представительной власти. http://top.rbc.ru/society/27/03/2011/566904.shtml

Ливия:
По оценкам министерства обороны США, численность ливийских повстанцев не превышает 1000 человек. Для сравнения: население Ливии — 6 миллионов.

Один из повстанческих отрядов открыто признал, что поддерживает «Аль-Каиду» – об этом сообщил главнокомандующий силами НАТО в Европе американский адмирал Джеймс Ставридис. Национальный совет, созданный в Бенгази, представляет собой достаточно искусственный конгломерат, состоящий из представителей бывшей каддафиевской номенклатуры, племенной верхушки, местной интеллигенции и революционной молодежи. Какая у него повестка дня, кроме борьбы с режимом Каддафи, не берется сказать никто. Клинтон признала, что в Вашингтоне «не в той степени, как хотелось бы», знают, что такое Национальный совет».

19:11, 30 марта 2011


Добавить комментарий